ст. лейтенант Михаил Конопля.

- ветеран 208 МСП, командир мср. 

ЗНАМЁНА И ЛЮБИМЫЙ МАРШ РУССКОЙ ПЕХОТЫ -МАТУШКИ...

 

О ПРИСЯГЕ: целовал КРАСНОЕ ЗНАМЯ Дивизии, где присягал на верность Отечеству.

Это было в 1971 году в древних Тоцких лагерях. Там по полям мы находили пуговицы с двуглавыми Орлами еще нашей братии - пехоты времен Российской Империи. Знали, что эти лагеря были еще со времен Екатерины… Оттуда, в годы Великой Отечественной, отправляли войска на войну с фашистской Германией.

 

Там в 1954 – хлопнули ядерный взрыв… Руководил учениями Министр обороны СССР Маршал СССР Г.К. Жуков. Был в эпицентре этого взрыва. Картина неизгладимая. Командир дивизии в Тоцких лагерях был генерал-майор - сын Маршала Великой Отечественной. Он при принятии присяги стоял рядом с моим начальником военной кафедры Александром Георгиевичем Климовичем. Стоял как мальчик!

Александр Георгиевич был Гвардии полковник, и не простой, но человек близкий Маршалу СССР Г.К. Жукову. И на его груди орденская колодка насчитывала такое число планок, что генерал - командир дивизии - для нас, принимавших воинскую присягу, по орденам и стати смотрелся мальчиком перед нашим боевым, все прошедшим полковником...

Это мое воспрятие момента, когда принимал ПРИСЯГУ на ВЕРНОСТЬ РОДИНЕ. Присягу, которой не изменял.

Один из важных для меня моментов в становлении как ГРАЖДАНИНА и ОФИЦЕРА, - была установка Александра Георгиевича, - уговаривавшего меня со второго курса Университета уйти в Войска... - Я тебя определю в такое Училище, и у тебя будет военный рост, которого ты себе не представляешь... Из тебя выйдет НАСТОЯЩИЙ Советский офицер!

Кто бы знал, как эта оценка Александра Георгиевича была мне важна, когда после окончания физфака университета оказался в войсках и начался мой "внутренний самострой".

В 1972-м, когда оказался в лучшем пехотном подразделении Сибирского военного округа – в первой спортроте 208 мотострелкового полка Лужской Краснознаменной, Орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого Ленинградско-Пушкинской дивизии Народного Ополчения (в/ч 22306), дислоцировавшейся в Омске. Тогда

в течении трех месяцев, перед тем как заснуть, мои "отличники боевой и политической подготовки" заставили меня мучительно отвечать себе на вопросы - "Кто ты такой?! Кто ты есть?!"... Это, считаю, были важнейшие дни для анализа и понимания мне самому - кто я есть! Гражданская жизнь этих вопросов молодому мужчине не задаёт. Моему войску было всё равно, что на моих офицерских погонах. Строй солдат смотрит не на погоны, а на человека, кто перед ними стоит. Погоны по сравнению с этим - ничто. Без ответа себе на этот вопрос - нет офицера. Так считаю по собственному опыту. Ответ на этот "солдатский запрос и урок" для меня потом оказался очень важным по жизни.

Нашу роту - лучшую в СибВО - не раз генералы "на БИС" просили пройти пред ними торжественным маршем... Не говорю, что в боевых показательных мероприятиях мы уходили за требования Боевого Устава Сухопутных Войск... В части того, что рота выдавала в наступлении и в обороне. Взвод роты на соревнованиях по военному троеборью Сухопутных войск СССР в 1972 году занял Первое место… Это Пехотный пик не только в СССР!

Что стоили "МОМЕНТЫ" о проведении учебных мероприятий и исполнении соцобязательств, игнорирующие "сибирские" метеоусловия. На улице за минус сорок пять, но мы в полях - стрельбы, инженерная подготовка, лыжи...Как и нет Устава внутренней службы СА: минус 25, и только классные занятия. Закрыт Устав... Запланированы поля, значит и в минус 45 - поля... Как в реальной, а не в уставной жизни... Стрельбы, инженерная подготовка, лыжный кроссс (900 сибирских километров в зимний сезон). При минус 45 - это особенное... Кто не пережил – тому не понять! Кто ходил под «Прощание славянки», тот знает, что мелодия и Знамя, под которым шел, - они на всю жизнь остаются в тебе, они часть тебя… Твоя, Русская часть!